Из истории бржевновского монастыря

Бржевновский монастырь, первый мужской монастырь на территории Чехии

был основан чешским князем Болеславом II (умер в 999г.) и вторым пражским эпископом Святым Войтехом (956–997).

Святой Войтех (или же Адальберт) из роду Славниковичей познакомился с бенедиктинцами и с их духовным образом жизни еще во время своей учебы в Магдебурге. В 983 году он стал пражским эпископом, однако в результате многочисленных разногласий с местной аристократией и духовенством в конце 988г. он отправился в Рим, где через год втупил в монастырь Святых Вонифатия и Алексия на Авентинском холме. А когда по настоянию архиэпископа Майнцкого и по приказу Папы он в 992 году вернулся в Прагу, то привел с собой 12 монахов из Авентинского монастыря. И здесь совместно с Болеславом II для этих монахов основал в 993 году аббатство Бржевнов в честь Богородицы, Святого Бенедикта и Святых Вонифатия и Алексия; основание было подтверждено Папой Иоанном XV; его документ от 31 мая 993г. является самым старым документальным доказательством существования монастыря.
В 994 году Войтех снова покинул Прагу. Погиб мученической смертью в Пруссии 23 апреля 997г. во время миссионерского путешествия.

Первый аббат в Бржевнове по имени Анастасий вероятнее всего в 996 году отправился с несколькими монахами в Венгрию; князь Геза I им определил место для основания монастыря на Мартинском холме (Паннонхальма).

Первые бржевновские монахи вероятнее всего жили во временных деревянных объектах, которые во времена аббата Мейнгарда (1035-1089) и с поддержкой князя Бржетислава I были заменены на каменные строения.

С половины 11-го века ареал Бржевновского монастыря состоял из трехнефного романского храма с восточной криптой, над которой располагался клирос, на запад от которого вел неф храма. Клаузура была расположена севернее от костела; на юге от храма, скорее всего, располагались жилище аббата и некоторые рабочие помещения, а по периметру монастыря находились хозяйственные объекты.

С данного периода строительства Бржевновского монастыря на сегодняшний день мы можем распознать только части костела, малые фрагменты клаузуры и хозяйственных построек в восточной части ареала, и потому некоторые вопросы остаются без ответов.
Ход строительства нельзя определить точнее, точно только известно то, что восточная часть костела, т. е. клирос и крипта были построены до 1045г. – в этом году бржевновские монахи похоронили в храме своего брата по вероисповеданию из Нидеральтайха, отшельника Гюнтера.

Отшельник Гюнтер из Кефенбургу-Шварцбургу родился где-то в 955 году во влиятельной дворянской семье. На духовный путь Гюнтер настроился и выдался уже в зрелом возрасте; он отказался от положения в обществе, в 1005 году ушел в монастырь (скорее всего в Херсфельде), а год спустя стал монахом в баварском Нидеральтайхе. В 1007 году дал монашеские обеты и с благословения аббата Готхарда отправился в тюрингский монастырь Гёллинген, чтобы там возглавить комуниту. Однако, в результате неясных проблем он вернулся в Нидеральтайх. Вскоре после этого (в 1008г.) он отправился отшельником на гору Ранцингер (что на баварской стороне Шумавы), потом в 1010 году там основал пустынь в Ринхнаху, которая была позднее преобразованна в монастырь.
Примерно в 1019 году он посетил в Венгрии короля Штефана. К путешествию и пребыванию Гюнтера при королевском дворе относится легенда о ожившем павлине и активность Гюнтера при основании монастыря Святого Маврикия в Баконыбеле и заселения монастыря нидеральтайхскими монахами.
В Чехии, в Доброй воде у Гартманиц Гюнтер обосновался где-то в 1040 году. Здешнее место для уединения, как и все предшествующие, где побывал отшельник, стало для него скорее убежищем, нежели местом постоянного проживания. Отшельник Гюнтер не оставался равнодушным к судьбоносным событиям того времени – будучи советником и доверенным лицом правителей того времени, он незаметно оказывал большое влияние на ход событий – например, в 1040-1041гг. Гюнтер был посредником между императором Генрихом III и князем Бржетиславом и договорился о мирном разрешении конфликта.
Гюнтер умер 9-го октября 1045 года. По инициативе Бржетислава I (согласно легенде по желанию самого святого) аббат Мейнгард, он же и нидеральтайхский монах, переправил тело Гюнтера в Прагу, где оно было погребено в Бржевновском костёле.
Усилия по канонизации отшельника Гюнтера во второй половине 13-го столетия не увенчались успехом. Причиной сниженного почитания и поклонения Гюнтеру стали разграбление и разгром Бржевновского монастыря гуситами, и, как следствие, неясность о месте погребения останков Гюнтера.
До вторжения гуситов бржевновские реликвии были доверены монастырю августинцев в Клодзко, откуда в 1486 году были перевезены в Броумов. По всей вероятности, останки Гюнтера были тоже перевезены.
И только папская булла Папы Урбана VIII (1634г.) разрешает культовое почетание Гюнтера, потому как оно было доказано «от незапамятних времен и непрерывно», и приводит к оживлению культа Гюнтера.
В 1684 году в костёле в Полице над Метуи при реконструкции был открыт алтарь Святой Марии Магдалены, в котором был обнаружен ящик с костями и черепом. Все верили, что это были останки отшельника Гюнтера; их перевезли в Бржевнов, где они были помещены в алтарь c изображением смерти Гюнтера на картине Брандля.
Надгробие Гюнтера (приб. 1250), означающее первоначальное погребение останков Гюнтера, было обнаружено в 1761 году недалеко от Войтешки; потом оно было размещено на внешнем фасаде костёла с южной стороны. В начале сороковых годов 20-го столетия оригинал надгробной доски был помещен на южную стену внутри пресвитерия.

Романский стиль в архитектуре монастыря доминировал до середины 13-го века. Бржевнов в то время был одним из самых важных церковных учереждений средневековой Чехии; он стал головным монастырем, которому принадлежало несколько дочерних монастырей (монастыри в Полице над Метуи, в Броумове, в Райграде и др.). Положительная экономическая ситуация благоприятствовала постепенной перестройке монастыря, в результате которой романский стиль уступил место готическому стилю. Реконструкция началась во второй половине 13-го века под руководством аббата Мартина и аббата Кристиана, продолжалась под руководством девятнадцатого аббата Бавора из Нечтин (1290–1332), с именем которого был связан пик расцвета Бржевновского монастыря.

Но велика вероятность того, что реконструкция в готическом стиле не была завершена – при инстпекции монастыря в 1357 году, которую провел архиэпископ Арношт из Пардубиц, было констатировано аварийное состояние некоторых объектов монастыря. Все это свитетельствует о том, что после смерти аббата Бавора реконструкция костёла была остановлена и обновление ареала монастыря в готическом стиле было заморожено вплось до гуситских войн, в ходе которых монастырь был разорен и разрушен. Точный объем разрушений не удалось установить, но известно, что войны привели к долговременной разрухе экономики монастыря и к сокращению его кадрового состава – большая часть бржевновского монашеского сообщества в начале гуситских войн (1419–1420) покинула монастырь и укрылась в своем пробстве в Броумове.

Монастыри часто становились мишенями для гуситов, в следствие чего многие из них прекратили свое сушествование; причиной нападения гуситов на Бржевновский монастырь могло послужить его стратигическое месторасположение – на подходах к Праге. Гуситы также осознавали тот факт, что монахи Бржевновского монастыря не разделяли из взглядов и не были приверженцами их идей – например, монах Ян из Голешова был ярым противником гуситского движения.

Экскурс: Ян Гус и гуситы

Ян Гус (1371–1415), священик, магистер Пражского университета, предпринимавший много усилий по изменении церковной системы согласно библейским моделям (в то время это означало изменение общества в целом). Ян Гус был последователем идей английского реформатора Джона Уиклифа, из чешских предшественников необходимо упомянуть Конрада Вальдхаузера и Яна Милича из Кромерижа. С 1402 года Ян Гус обращался к широким слоям населения в качестве проповедника в Бетлемской часовне в Праге, именно там в 1412 году он выступил с острой критикой против продажи так называемых прощений (отпущения грехов за деньги). Дебаты перелились в конфликт, который привел Гуса в Констанц, где он на Констанцком соборе старался защитить свое учение о церкви; но в конце концов его осудили и казнили сожжением заживо как еретика.

Гуситское движение, религиозное и социальное с этническими мотивами основополагается на критических замечаниях о удручающем состоянии католической церкви (Папский раскол, невоспитанность высшего духовенства, спекуляция таинств, и особенно владение светскими имениями и усадбами). Здесь можно видеть первые попытки реформировать церковь.

Проповеди Яна Гуса находили отклики у все наростающего числа проповедников, которые в то время служили в городах и в деревнях, особенно из-за кри–ики владения духовенства светскими имениями. Символом движения сопротивления стало принятие святого причастия всеми верующими, а не только священниками, как это было принято до этого (отсюда пошло название «утраквисты» от лат. specie utraque – приверженцы причастия в форме гостии и литургического вина). Само движение сформировалось после сожжения Яна Гуса в Констанце (06.07.1415), постепенно выделилось несколько течений, от умеренных пражан, ведомых консервативными представителями университета, и до радикальных таборитов (город Табор был в свое время самым важным центром гуситского движения).

После объявления крестового похода против чешских еретиков в 1420 году попытки реформировать церковь были отодвинуты на задний план, а главным способом решения споров была война. Дисциплинированное войско гуситов сначала во главе с Яном Жижкой из Троцнова, а потом и со священиком Прокопом по прозвищу Голый, который был отличным полководцем, выиграло все большие военные сражения от Праги с 1420 года до Домажлиц в 1431г., где потерпели поражение крестоносцы.

Тяжелая экономическая ситуация и усталось от длительных боев постепенно привели к изоляции радикального крыла гуситов и их поражению пражскими войсками в битве у Липан в 1434 году. И только разногласия со сторонниками внутри гуситского движения открыли дорогу к мирным переговорам между умеренными утраквистами и католической церковью. На церковном соборе в Базеле так называемая компактата определила объём церковных реформ в Чехии, а их провозглашение в Иглаве в 1436 году завершила революционную фазу гуситского движения. Потом были попытки изменить ситуацию (1467–1471гг. Интервенция венгерского короля Матьяша I Корвина в поддержку католиков, попытка реванша со стороны утраквистов при пражском бунте в 1483 году).

В конце концов представители обоих сторон согласились, что разногласия нельзя решать насилием, а в 1485 году на Сейме в Кутной горе между католиками и утраквистами был заключен мир. Религиозные (конфессиональные) отношения в Чехии почти полностью поменяли события, вылившиеся в битву на Белой горе в 1620 году, и последующая рекатолизация.*

После окончания гуситских войн бржевновский монастырь был малозаселен, весь ареал практически заброшен. Более объемные, но все же лишь частичные строительные работы по обновлению начались в Бржевнове в 1537/1553гг. под руководством аббата Матея из Тахова, а самым большим их результатом стал сам костел, введенный в эксплуатацию в 1545г. Вероятнее всего, был лишь обновлен в позднеготическом стиле и немного продлен в западном направлении пресвитерий готического храма, который в отличии от храмового нефа и остальных готических построек был достроен.

После частичных реконструкций бедствующего монастыря в первой половине 17-го столетия и после тяжелейших времен тридцатилетней войны наступает период расцвета при жизни аббата Томаса Сартория (1663–1700), по инициативе которого в 1668–1672гг. Было построено новое здание конвента. Речь идет о строении, которое располагается на юге от костёла и сегодня это так называемый Сарториев конвент, построеный Мартином Райнером. Спустя четыре года зданию конвента и самого костела был нанесен ущерб во время пожара, котороый случился на День Святой Маргариты, т.е. 13-го июля (может быть, именно отсюда берет начало девиз аббата „Quod nocet, docet“ – Что нам вредит, то нас учит). Реконструкцией после пожара руководил строитель Мартин Аллио, позже П. И. Байер. Строительную планировку потом изменил в 1735 году К.И. Динценхофер, по инициативе которого была снесена часть северного крыла, которое первоначально вело прямо к костелу.

Отмар Зинке (1700–1738), выдающийся аббат во времена барока в Бржевнове, по его инициативе было снова начато строительство целого монастыря. Строительными работами руководил Павел Игнац Байер; однако, аббат Зинке был им недоволен, потому его уволил и на его место принял в 1709г. Кристофера Динценхофера (1655–1722), с 1716 года с ним работал и его сын Килиан Игнац Динценхофер (1689–1751).

Кристофер Динценхофер сначала построил костел, потом конвент (здание для проживания монахов), а потом в 1716–1721гг. прелатуру (резеденцию аббата).

Отделку внутренних просторов храма и других монастырских помещений поручили выдающимся мастерам и художникам того времени:
Художники: Петр Брандль (1668–1735), Ян Петр Молитор (1702–1756), Ян Якуб из Штейнфельсу (1651–1730), Космас Домиан Азам (1686–1739) и Ян Карл Коварж (1709–1749).
Скульпторы: Матей Вацлав Еккель (1655–1738) и Карел Йозеф Хернле (1693–1748).
Столяры: Йозеф Игнац Добнер (1678–1737) и Ян Зихтмюллер (?–1746).
(Данный список имен можно продолжить.)

Точно также как и в предшествующих столетиях, и в наследующем периоде по реконструкции жизнь монашеского сообщества и целый монастырский ареал оказывались под влиянием политических и военных событий. Во время всех военных кампаний и походов, которые имели место быть на территории Средней Чехии, Бржевновский монастырь каждый раз страдал и расплачивалсся за свое местоположение – на главной приездной дороге к Праге с запада. Именно так все было после битвы на Белой горе, когда монастырь был заполнен имперскими солдатами, в военые годы 1741–42 монастырь был разграблен саксонцами и французами, в 1744 году в нем был госпиталь прусских войск.

А после повторного размещения прусского госпиталя в монастыре в 1757 году костел был настолько осквернен, что было просто необходимо его снова освятить (9-го октября). Во время наполеоновских баталий в 1813 году в монастыре снова был лазарет, в этот раз там находились солдаты не только объедененных армий австрийской, прусской и русской, но и солдаты из французской армии; в 1938–1945гг. в монастыре заботились о воинах чехословацких, советских и немецких. Монастырь всегда брал на себя затраты по размещению военных и по лечению раненных, а в 18-ом столетии должен был платить военную дань. После ухода военных в монастыре всегда было очень много работы по уборке помещений и ареала.

Не смотря на то, что новый барочный костел вознес Бржевновский монастырь к его великолепию, но по своей значимости не приблизил его к уровню, который монастырь имел до гуситских войн. В течении 18-го и 19-го столетий центром духовно-культурной жизни чешских бенедиктинцев был монастырь в Броумове, в то время как Бржевновский монастырь оставался в его тени.

А сейчас самое время рассмотреть и подэтожить сложные взаимоотношения монастырей в Бржевнове и в Броумове. Броумовский монастырь был основан в 13-ом столетии в качестве пробства – монашеской обители, зависимой от главного монастыря. На протяжении следующего столетия в Броумове и его окресностях ограничилась обширная территория, принадлежащая бенедиктинцам.

Роль Броумовского монастыря возросла сразу после разрушения Бржевновского монастыря в 1420 году, когда туда перебралось большинство монахов во главе с аббатом. И в следующем столетии резиденция по титулу и по праву все еще бржевновского аббата находилась в Броумове. После востановления Бржевновского монастыря при аббатах Сартории и Зинке возникает новое название «аббат бржевновский в Броумове». Нетипичное «двойаббатство» – два монастыря с самостоятельными монашескими общинами, но с одним аббатом во главе просуществовало до 3-го января 1939 года, когда в реакции на сложную политическую ситуацию тех времен Папа Римский Пий XI провозгласил самостоятельность аббатств в Бржевнове и в Броумове. Доминик Прокоп, бывший аббат бржевновско-броумовский, так с января 1939 года стал аббатом Броумовским. Бржевновский монастырь был подчинен непосредственно Святому Престолу, который представлял апостольский делегат Хофмейстер, аббат баварского монастыря Меттен. Бржевновскую общину назначили возглавлять Анастасия Опасека в функции «конвентуального приора» (настоятель монашеской общины имел полномочия аббата, но без права носить аббатские знаки различия).

В 30-ые годы XX столетия Бржевновский монастырь снова стал важным духовно-культурным центром, хоть и совсем не на долго. С 1939 года бржевновские бенедиктинцы издали книжную серию Opus Dei и издавали журнал «Прапорец», в котором публивовались писатель Ярослав Дурих, Ян Заградничек, Ян Чеп и Карел Шульц. Из выдающихся личностей монастыря надо упомянуть Анастасия Опасека и Августина Яна Черовского.

Перспективное развитие монастыря было остановлено с окупацией Чехословакии и с захватом самого монастыря немецкими войсками до 1945 года. И вновь на какое-то время Бржевновский и Броумовский монастыри были объеденены: после ухода немецких монахов (1945–1946) упраление Броумовским монастырем взял на себя Анастасий Опасек, бржевновский конвентуальный приор, а с 1947 года аббат. Так получилось создать функционирующее духовное управление как самим Броумовом, так и близлежащими населенными пунктами. Экономическо-хозяйственное управление аббатством взял на себя П. Салесий Зоммерниц и Фр. Иван Рингель, оба из Бржевнова. С осени 1946 года чешских и оставшихся немецких бенедиктинцев из броумовского аббатства поддерживали монахи из монастыря Лайл у Чикага (США) во главе с приором П. Джоаном Черфом.

Между тем приближались изменения во взаимоотношениях в Чехословакии: 25-го февраля 1948 года к власти пришли представители коммунистического режима. Для церкви этот период был очень тяжелым. Началось преследование представителей высшего духовенства, были закрыты монастыри в всей стране – так называемая «операция К» в 1950г.

Бржевновский монастырь не стал исключением. Монахи были интернированы на разные сроки, а потом «приобщены» к общественной жизни и трудоустроены, только некоторые священики могли вернуться к совершению богослужений, но не в статусе монахов.

Монастырскому ареалу в то время нашли новое применение: в конвенте Сартория и в постройках на хозяйственном дворе расположилась Служба государственной безопасности, в прелатуре и в помещениях конвента был размещен архив Министерства внутренних дел. И только костёл и помещение прихода исполняли свое истинное предназначение.

Аббат Анастасий Опасек был арестован 19-го сентября 1949 года. Его обвинили в государственной измене и шпионаже; 2-го декабря 1950 года вместе с другими духовными сановниками его осудили к пожизненному залючению. В 1960 году он был условно досрочно освобожден, работал чернорабочим на стройках и кладовщиком в Народной галерее в Праге. В декабре 1968 года он иммигрировал; потом жил в бенедиктинском монастыре в баварском Роре, в котором жили своей монашиской жизнью монахи из Броумова. В свой монастырь Анастасий Опасек смог вернуться лишь в 1990 году.

Монастырь за годы коммунистической эры сильно обветшал. Обновленной бенедиктинской общине при помощих заграничных монастырей и государства удалось провести реконструкцию зданий и достойно отметить 1000-летний юбилей монастыря в 1993 году – бржевновскому аббатству по случаю его тысячелетия Папой Римским было присвоено почетное звание «архиаббатство». Иоанн Павел II лично посетил монастырь 25-го и 26- апреля 1997 года при поминании тысячелетия мученицкой смерти Святого Войтеха (Адальберта).

В 1999 году после смерти Анастасия Опаска монастырь возглавил в функции приора-администратора Прокоп Сиострзонек (с 21. 11. 2017 года архиаббат).

В 1990 году Бржевновский и Броумовский монастыри были снова объединены. Настоятель Бржевновского монастыря возглавляет и администрирует Броумовский монастырь.

Оба монастыри, как и Эммауский монастырь в Праге, монастырь Райград в Моравии, словенский Марибор и хорватский монастырь Святых Косьмы и Домиана создают Славянскую бенедиктинскую конгрегацию Святого Адальберта; она является составной частью всемирной Конфедерации бенедиктинских конгрегаций (Confoederatio benedictina, с резиденцией аббата-примаса в Риме).